На главную

 


Из Энциклопедии Брокгауза и Ефрона


 

Конституции французские

 

— За последние сто лет Франция несколько раз переменила свое государственное устройство. В этом очерке даются общие сведения об отдельных французских Конституциях, с Конституции 1791 г., которой начинается перенесение на материк Европы конституционных учреждений, развившихся в Англии.

 

Конституция 1791 г. При самом создании генеральных штатов в 1789 г. и со стороны привилегированных классов, и со стороны буржуазии одинаково раздавались голоса за ограничение королевской власти. 9 июля национальное собрание, принявшее название учредительного, приступило к рассмотрению вопросов относительно будущей К. и слушало мемуары Мунье об ее основах. Несмотря на то, что большинство членов было на стороне конституционной монархии, выработанная собранием К. лишь по форме была монархической, по существу же — республиканской: тогдашние политические теории (Руссо и Мабли), недоверие к королевской власти, неуверенность в окончательном падении абсолютизма заставляли учредительное собрание всячески урезать королевские права. Большое влияние в этом смысле имело также бегство короля, побудив собрание внести в К. статьи, в силу которых король в некоторых случаях должен был считаться отказавшимся от престола. 3 сент. 1791 г. конституционный акт был предложен королю, который, после долгих колебаний и совещаний, 14 сент., дал присягу в верности нации и закону. Во главе этой К. стояла "декларация прав человека и гражданина" (см.). Верховная власть, "единая, нераздельная, неотчуждаемая и неотъемлемая", принадлежит нации: все власти делегируются нацией; представители ее — законодательное собрание (le corps législatif) и король. Граждане — вопреки "декларации", признавшей общее равенство в правах — делились на активных и пассивных: активными могли быть только те природные и натурализованные французы, которые достигли 25-летнего возраста, имели оседлость в городе или кантоне в течение известного времени, платили прямой налог в сумме не менее трехдневной заработной платы, ни у кого не состояли в услужении и принесли гражданскую присягу. Беднейшая часть нации лишалась, таким образом, политических прав. Активные граждане, на своих "первичных" собраниях, избирали, кроме муниципальных властей, "выборщиков", уже с большим имущественным цензом; в каждом департаменте выборщики образовали избирательное собрание, которое, кроме департаментской администрации, избирало представителей в законодательное собрание из среды всех активных граждан. Члены собрания избирались на два года и считались представителями не отдельного департамента, а целой нации. Законодательный корпус обновлялся на основании закона, без созыва королем; он предлагал и декретировал законы, заведовал финансами, национальными имуществами, сухопутными и морскими силами; ему же принадлежало, совместно с королем, право войны и мира. В руках короля находилась исполнительная власть, которой, однако, он мог пользоваться только через ответственных министров; последними не могли быть члены собрания, что уничтожало единственное связующее звено между королевской властью и народным представительством. Король не мог распускать законодательное собрание, не имел законодательной инициативы и имел право лишь приостанавливающего "veto" (см.). Личность его объявлялась священной и неприкосновенной. Он должен был считаться отказавшимся от престола в трех случаях: если не присягнет К. или возьмет назад данную присягу; если станет во главе армии против нации или формальным актом не воспротивится восстанию, задуманному во имя короля; если, удалившись из королевства, не вернется в назначенный срок, по приглашению законодательного корпуса. Ни король, ни министры не участвовали в замещении административных должностей и не могли смещать чиновников: вся администрация была построена на начале народного избрания в первичных и департаментских собраниях, причем в ведении местных выборных властей находились и общегосударственные дела. Хотя учредительное собрание и указало способ пересмотра К., определив, что она должна оставаться неизменной в течение, по крайней мере, десяти лет, однако К. 1791 г. просуществовала лишь менее года. Причины этого лежали в ней самой. Во-первых, разделяя граждан на активных и пассивных, она противоречила декларации прав, объявлявшей равенство всех граждан, а в вопросе о пересмотре связывала национальную волю. Вторым внутренним противоречием было несоответствие ее монархической формы с республиканским содержанием. Наконец, сделав местные выборные власти почти независимыми, она тем самым разрушала почти всякую возможность управления Францией законной центральной властью (см. Законодательное собрание). Главные принципы К. 1791 г. — индивидуальная свобода, в смысле личной неприкосновенности и независимого проявления личности в области веры, мысли, слова, и свобода политическая, в смысле народного участия через представителей в законодательстве и управлении — легли, однако, в основу последующих французских К., до ныне действующей включительно.

 

К. 1793 г. Национальный конвент, собравшийся именно с целью объявления республики и составления новой республиканской К., на самом деле правил государством без всякой К., хотя работал над ее составлением. В 1793 г. был выработан специально для этого назначенной комиссией жирондистский проект К. (см.), который был отвергнут конвентом, а 24 июня была принята К. якобинская. Сравнительно с К. 1791 г., К. якобинская только с большей силой настаивает на верховенстве нации и на праве сопротивления, даже возмущения, в случае нарушения правительством прав народа, и, подобно жирондистскому проекту, содержит в себе постановления об общественной помощи и общественном образовании. Социального строя, установленного К 1791 г., якобинская К. ни в чем не изменяет; только в политическом отношении она отличается большим демократизмом: выборы сделаны прямыми, ценз отменен, возраст избирателей с 25 лет понижен до 21 года. Законодательное собрание предполагалось избирать на год, с правом издавать декреты и предлагать законы: если в течение 40 дней по обнародовании их одна десятая часть первичных собраний в половине общего числа департаментов плюс один не опротестует принятого законодательным собранием проекта закона, то последний делается законом; в противном случае собираются первичные собрания, на которых народ может только вотировать "да" или "нет". Исполнительная власть вручается комитету из 24 лиц, назначаемых законодательным корпусом из числа кандидатов, представленных департаментскими собраниями. Для пересмотра К. требовалось только желание одной десятой части первичных собраний в половине общего числа департаментов плюс один.

 

К. III года. К. 1793 г., будучи принята народом, не приводилась, однако, в исполнение. Прежде чем разойтись, конвент принял новую К., получившую название К. III года (22 августа 1795 г.). На новую К. оказали влияние предшествовавшие события, заставившие конвент исключить из "декларации прав" право сопротивления и дополнить ее несколькими параграфами об обязанностях граждан, преимущественно морального характера. Хотя в принципе К. III г. и высказалась за всеобщую подачу голосов, но она возвращается к двойной системе выборов 1791 г. Желая избежать повторения тирании со стороны национального представительства, составители К. III г. разделили его на 2 палаты — совет пятисот (Conseil des Cinq-Cents) и совет старейшин (Conseil des anciens), из 250 членов: первый предлагал законы, второй утверждал их. Исполнительная власть поручалась директории, состоявшей из пяти членов; вакансия, ежегодно открывавшаяся вследствие выхода одного из членов (по жребию), замещалась советом старейшин, из числа 10 кандидатов, представленных советом 500. Директория имела право временно отрешать от должности или смещать выборные местные власти и назначать при них, для контроля, комиссаров. Депутаты не могли быть министрами. Директория не имела никакого влияния на законодательство и не могла распускать или отсрочивать заседания палат, точно так же, как и последние не имели права низлагать директоров.


 

К. VIII года. К. III г., принятая народом в первичных собраниях, действовала с 27 октября 1795 г. до переворота 18 брюмера (7 ноября 1799 г.). Ее заменила К. VIII г., составленная Сиейсом, переделанная Бонапартом в интересах его власти и принятая народом. Хотя эта К. в принципе и удерживает народовластие, но на практике делает его совершенно призрачным: народ выбирает только кандидатов — коммунальных нотаблей, из которых правительство назначает на муниципальные должности; коммунальные нотабли избирают из своей среды десятую часть в нотабли департаментские, а последние, в свою очередь, десятую часть из своей среды в национальные нотабли, из которых назначались члены законодательного собрания и должностные лица центрального управления. Выборы кандидатов должны были производиться каждые десять лет. Законодательная власть раздроблялась между несколькими учреждениями: государственный совет предлагал законы, трибунат их обсуждал, законодательный корпус вотировал, сенат охранял их; право обнародования их принадлежало первому консулу, в руках которого сосредоточивалась и вся исполнительная власть. Ему же принадлежало право назначения и смещения двух других консулов, министров, послов, членов государственного совета, административных чиновников и всех судей, кроме мировых и членов кассационного суда. Военные и внешние дела были также поручены первому консулу. Его arrêtés (особая форма распоряжений) имели силу закона. Членов трибуната и законодательного корпуса назначал сенат, а сенаторы избирались самим сенатом из трех кандидатов, которых представляли первый консул, трибунат и законодательный корпус. 4 августа 1802 г. сенатусконсульт Х года изменил конституцию VIII г. Избирательные права нации еще более уменьшались: коммунальные нотабли составляли кантональное собрание, избиравшее пожизненных членов избирательных коллегий — окружных и департаментских, председатели которых назначались первым консулом. Кроме того, последний имел право во всякое время назначать туда известное число членов. Трибунат, число членов которого уменьшалось наполовину, был разделен на секции. Сенат, поставленный в большую зависимость от первого консула, имел право распускать законодательный корпус и трибунат, а также изменять К. и отменять ее действие в отдельных департаментах. Первый консул сделан был пожизненным, с правом назначить себе преемника; ему предоставлено право заключать мирные и союзные договоры, ратифицировать трактаты с иностранными державами и миловать преступников. Он же предлагал кандидатов для замещения открывающихся в сенат вакансий. Через два года сенатусконсульт вводит новую К. XII г. (1804), по которой первому консулу вручалась наследственная императорская власть, хотя Франция называлась еще республикой. В состав сената, делавшегося по новой К. совершенно зависимым от императора, вошли, кроме прежних 80 членов, еще все французские принцы, высшие государственные сановники и все лица, "которых император найдет нужным возвысить в сан сенатора"; председатель сената назначался императором. При сенате учреждались две комиссии (по 7 членов): "сенаторская комиссия личной свободы" и "свободы печати", которые, однако, были только декорацией.

 

К. 1814 г. Образовавшееся после первого низложения Наполеона временное правительство обнародовало новую монархическую К., от которой очень мало отличалась хартия 1814 г., октроированная Людовиком XVIII. Избирателями, по этой К., могли быть только лица, достигшие 30-летнего возраста и платившие не менее 300 фр. прямого налога. Депутаты должны были иметь не менее 40 лет от роду и платить не менее 1000 фр. налога, и только за неимением таких плательщиков в департаменте (не менее половины депутатов должны были быть из местных жителей) могли избираться лица, платящие менее 1000 фр. Срок полномочий депутатов истекал через 5 лет (впоследствии — через семь лет). Законодательная власть разделялась между королем, палатой пэров и палатой депутатов. Члены палаты пэров назначались королем пожизненно или наследственно (ордонанс 1815 г. установил наследственность пэрии). Законы предлагал только король, хотя палаты и имели "право просить короля предложить закон". Ему же принадлежало право утверждения и обнародования законов. Созыв палат, отсрочка их заседаний и роспуск палаты депутатов находились в руках короля. Палата депутатов имела право обвинять министров, которые были ответственны и могли быть членами палаты пэров и палаты депутатов; право суда над ними принадлежало только палате пэров. Заседания палаты пэров были непубличны; прения палаты депутатов хотя и признавались публичными, но желание пяти членов могло сделать их тайными. Исполнительная власть принадлежала исключительно королю, особа которого объявлялась священной и неприкосновенной. Сохраняя суд присяжных и гражданский кодекс и устанавливая несменяемость судей, назначенных королем, К. 1814 г. провозглашала гражданское равенство, индивидуальную свободу, свободу совести и печати. Франция управлялась по этой К. до 1830 г.; только ненадолго действие хартии прерывалось возвращением Наполеона. Впрочем, последний в "дополнительном акте" (acte additionel) 1815 г. (не имевшем, в сущности, ничего общего с К. VIII, X и XII г., дополнением которых он считался) воспроизводил главные постановления хартии 1814 г.

 

К. 1830 г. После удаления Карла Х с французской территории, вследствие июльской революции, палата депутатов обнародовала новую К., бывшую только видоизменением хартии 1814 г. В декларации, предшествовавшей новой К., снова провозглашался принцип народного верховенства и отвергалось божественное право королей на управление. Число избирателей по новой К. значительно увеличивалось; ценз был понижен с 300 фр. до 200, а возраст — с 30 до 25 лет. Были понижены также ценз (с 1000 фр. до 500) и возраст (с 40 до 30 лет) депутатов. Устанавливалась обязанность переизбрания для депутатов, получивших платные должности. Для назначения в палату пэров К. указывала те категории лиц (notabilités), из которых король мог назначать пэров. Президент палаты избирался самой палатой, тогда как прежде он назначался королем из пяти кандидатов, которых представляла палата. Заседания как палаты депутатов, так и палаты пэров были публичны. Законодательная инициатива распространялась на обе палаты, но королю предоставлялось и право veto. Запрещалось восстановление цензуры; преступления по делам печати, как и политические, отдавались в ведение суда присяжных; католическая религия перестала считаться государственной; коронация заменялась присягой короля К. в присутствии обеих палат. Наконец, у короля было отнято право издавать ордонансы "в видах безопасности государства"; они должны были иметь предметом только "исполнение законов".

 

Конституция 1848 г. Учредительное собрание, избранное вследствие февральского переворота, обнародовало К. 1848 г., во введении к которой Франция объявлялась республикой и провозглашались принципы единства и нераздельности республики, всеобщей свободы, равенства и братства, обязанность государства доставлять гражданам образование и помогать нуждающимся в приискании работы. Законодательная власть вверялась одному собранию, а исполнительная — президенту республики. Избирателями могли быть все лица, достигшие 21 года, причем никакого ценза не требовалось, а депутатами могли быть граждане, достигшие 25 лет. Депутатам назначено было вознаграждение, от которого они не могли отказываться. Президент избирался также прямой подачей голосов всех избирателей, на четыре года, и не мог быть переизбран на следующий срок. Его распоряжения получали силу только после скрепления их подписью кого-либо из министров, ответственных перед палатой. Ответственность распространялась и на президента республики, который должен был считаться отрешенным от должности, если распускал национальное собрание или отсрочивал его заседания.

 

Конституция 1852 г. Меры, принятые К. 1848 r. против узурпации власти со стороны президента, оказались недостаточными; совершился государственный переворот 2 декабря 1851 г. По новой К. законодательная власть разделялась между государственным советом, сенатом и законодательным корпусом. Депутаты в законодательный корпус выбирались всеобщей подачей голосов на шесть лет и вознаграждения не получали; президент и вице-президенты законодательного корпуса, с жалованьем, назначались президентом республики. Заседания законодательного корпуса были публичны, но опубликованы могли быть только официальные их протоколы. Сенат состоял из всех кардиналов, маршалов и адмиралов и, кроме того, лиц, назначенных пожизненно президентом. Члены государственного совета назначались президентом. Изготовление законопроектов поручалось государственному совету, а законодательный корпус только вотировал законы и налоги, не имея права делать в законопроектах каких-либо поправок. Сенат должен был наблюдать за правильным действием К. и протестовать против законов, идущих вразрез с ней и с провозглашенными ею принципами. Он мог предлагать перемены в К., которые вступали в силу только в случае согласия на то исполнительной власти. Первенствующая роль принадлежала президенту республики, имевшему в своем распоряжении все сухопутные и морские силы, обладавшему правом войны и мира, правом заключения союзных и торговых договоров, назначения на все должности и издания регламентов и декретов, необходимых для исполнения законов. Он мог объявлять осадное положение в департаментах; от его имени отправлялось правосудие, ему одному принадлежала законодательная инициатива. Министры, назначаемые им и не имевшие права быть членами законодательного корпуса, были свободны от всякой ответственности; ответственность президента выражалась в праве последнего апеллировать к народу. В том же 1852 г. принц-президент республики принял поднесенный ему сенатом титул императора. Декрет, данный Наполеоном III 24 ноября 1860 г., предоставлял сенату и законодательному собранию право вотировать, в ответ на тронную речь, адрес, требовать необходимых разъяснений относительно внутренней и внешней политики правительства и публиковать стенографические отчеты прений; кроме того, законодательному собранию разрешалось отвергать ту или другую часть бюджета каждого министерства (прежде оно могло только принимать или отвергать весь бюджет целиком). Декрет 19 янв. 1867 г. дал сенату и законодательному корпусу право интерпелляции. Сенатусконсульты 8 ноября 1869 г. и 20 апреля 1870 г., утвержденные плебисцитом 8 мая, вносили в К. еще более важные изменения, увеличивая учредительную власть сената и предоставляя законодательному корпусу право инициативы и право избрания членов своего бюро. Кроме того, провозглашалась ответственность министров, составлявших совет под председательством императора. О конституции 1875 г., действующей, с некоторыми изменениями, и поныне, см. Франция, Верхняя палата, Палата депутатов. См. Laferrière, "Histoire des principes, des institutions et des lois pendant la révolution francaise"; Rambaud, "Histoire de la civilisation contemporaine"; Richter, "Staatsund Gesellschaftsrecht der französischen Revolution"; Faustin Hélie, "Constitutions de la France"; Tripier, "Les constitutions qui ont régi la France"; A. Градовский, "Государственное право иностранных держав" (т. I); H. Кареев, "История западной Европы в новое время" (т. III и IV).